47097474-solnino

Именем Героя будем достойны

Гумер Хазинурович Миннибаев (1923—1999) — заместитель командира эскадрильи 947-го Севастопольского штурмового авиационного полка 289-й штурмовой авиационной дивизии 7-го штурмового авиационного корпуса 14-й воздушной армии 3-го Прибалтийского фронта, старший лейтенант. Герой Советского Союза. В Красной Армии с 1941 года. Окончил Пермскую лётную школу, на фронте с апреля 1943. Лётчик-штурмовик, заместитель командира эскадрильи. Последнее звание — капитан.  Член ВКП(б)/КПСС с 1943 года. После войны он окончил Уфимскую высшую партийную школу (1959) и Алма-Атинский институт народного хозяйства (1965). С 1946 года капитан Миннибаев Г. X. находился в запасе. Работал в партийных организациях Казахской ССР, с 1959 — в НГДУ «Туймазанефть» (г. Октябрьский).  Затем жил в городе Геленджик Краснодарского края, где умер 19 ноября 1999 года.

Дорога в небо

Гумер Миннибаев родился в 1923 году в деревне Урзайбаш Башкирской АССР в семье крестьянина. Когда Гумер еще был ребенком, в его маленькое башкирское селение прилетал почтовый самолет. Мальчику очень понравилась железная птица, он несколько раз беседовал с пилотом, расспрашивая его о профессии. Окончив школу-семилетку, по совету родителей поступил в Уфимский геологический техникум. Но мечта о небе не покидала юношу, и он начал заниматься в аэроклубе.

Непосредственно перед началом Великой Отечественной войны семья Миннибаевых переехала в Казахстан и поселилась в горняцком поселке Ачисай. А в 1941 году Гумер был призван на военную службу и направлен в авиационное училище. После его окончания по воле случая трое друзей по училищу: Артем Анфиногенов, Борис Кучин и Гумер Миннибаев — попали в третью эскадрилью 947-го штурмового авиаполка. «Командира там пока нет, — уточнили им, — но есть заместитель, старший лейтенант Воркунов». «Представились мы старшему лейтенанту Воркунову, — вспоминал Гумер Хазинурович, — сам он, оказывается, с большим скандалом добился отправки на фронт из училища, где за три года научил летному делу около полусотни ребят». Познакомились с командиром звена. Владимир Карачун был невысокий, 28 лет, все время улыбался, говорил не спеша. Вскоре начали изучать самолет ИЛ-2, штурмовик, одноместный, с мотором мощностью 1750 лошадиных сил. Поднимал до 600 кг бомб, под плоскостями крепились 8 реактивных снарядов.   Поначалу ребята приуныли, оттого что попали в такую эскадрилью, где нет даже командира. Были они тогда слишком молоды, чтобы понять смысл решений командования поберечь молодых: Анфиногенову 10 мая исполнилось 18 лет, а Борису Кучину и Гумеру осенью только должно было стукнуть по 19. Как узнали позже, оказывается, в 3-ю эскадрилью направляли всех, кому не было еще 20. В шутку летчиков  называли «детсадовцы», они сердились и давали слово доказать всем, что будут драться в воздухе не хуже «стариков». И «детсадовцы» сдержали свое слово.

 Начало боевого пути

«В феврале 43-го, перед отправкой на фронт, — рассказывал герой, — прибыл командир эскадрильи Федор Степанович Картавенко, 27-летний капитан, на гимнастерке — орден Красного Знамени. Всех построили перед казармой. У нас загорелись глаза: впервые видели боевого летчика. Окружили его, завязалась беседа. Командир поговорил с каждым, я оказался последним. Посмотрел он на мои обмотки и спросил: «Интересно, за сколько минут успеваешь наматывать?» Я смутился и пробормотал что-то вроде того, что в обмотках не хуже, чем в сапогах. Так получилось, что мы с Борисом Кучиным в училище носили сапоги не новые, а ношеные, и не раз подбивали подошву — на складе новых сапог не было. Перед отправкой в часть нам выдали новые солдатские ботинки с обмотками. Вообще-то мы привыкли: было тепло и удобно. И вот командиру наши обмотки бросились в глаза. На другой же день мы с Борисом получили хромовые сапоги — первые в своей жизни! Два года ходил я в них, пока не вышел срок носки».

 Попав в действующую армию в апреле 1943 года, уже к октябрю 1944 Гумер Миннибаев участвовал в 121 боевом вылете, из них в 40 — в качестве ведущего группы, уничтожив при этом множество техники и живой силы противника.                            

За весь период боевых действий  им лично было уничтожено и повреждено порядка 45 танков, около 95 автомашин с живой силой и грузами, подавлен огонь 12 батарей, создано 15 очагов пожара, уничтожено 3 самолета на земле, примерно 60 повозок с грузами, рассеяно и частью уничтожено живой силы противника численностью около полка пехоты. Также был разбит железнодорожный эшелон противника с боеприпасами. За беспристрастными, лаконичными строками военных документов скрывается мастерство летчика, отвага, сильная воля, способность на самопожертвование ради святой цели и, конечно, горячее желание дожить до Победы.

За образцовое выполнение боевых заданий, умелое управление своими группами  во время боя, за нанесение большого ущерба противнику в живой силе и технике и проявленные при этом геройство и отвагу Миннибаев Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945  года был удостоен высшей правительственной награды — звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».  За героизм Гумер был также награжден двумя орденами Отечественной войны I степени, двумя орденами Красного Знамени, медалями. Начав войну рядовым летчиком в звании сержанта, в 1945 году он был уже командиром эскадрильи в звании капитана и был признан одним из лучших ведущих групп полка, не имевшим повреждений над полем боя. Кроме того, он был одним из лучших парторгов.

Но не всё так гладко было на его боевом пути.  В 1944 году его самолёт был сбит немецкой артиллерией. Ему с трудом удалось отвести машину до нейтральной полосы где самолёт и рухнул. Гумер Миннибаевич  чудом остался жив. Его подобрали наши солдаты под Ригой и отправили в госпиталь где ему была сделана сложная операция. Сильно пострадало и лицо, но благодаря усилиям врачей общий вид был восстановлен. После лечения опять был фронт, но победа была уже совсем близко. И какой же радостью она стала весной 1945 года! Радость умножилась ещё и от того, что Миннибаев Гумер Хазинурович был в числе приглашённых для участия в Параде  Победы 1945 года на главной площади нашей страны! Такой чести удостаивался не каждый. Затем, такие предложения поступали ему каждые пять лет.     А в далеком 1969 году, во время празднования 25-летия освобождения Крыма, произошла необыкновенная история, которую пересказывают уже не одно десятилетие. В Севастопольском музее Черноморского флота во время минуты молчания Гумер Хазинурович Миннибаев среди списка погибших товарищей вдруг увидел одну фамилию. Увиденное настолько его поразило, что Герой Советского Союза не сумел сдержать удивленного возгласа! Среди имен погибших во время обороны города-героя Севастополя оказался и старшина Г.И.Оноколо. Но Гумер Хазинурович четко знал, что этот отчаянный боец не   погиб, что он жив!  И Миннибаев не только озвучил истину, но и приложил немало усилий, чтобы найти  военного товарища, восстановить справедливость. Таким неравнодушным, всегда очень человечным и был наш земляк. К сожалению, самого бойца, получившего высшую степень отличия за личные заслуги перед советским государством и обществом, уже нет с нами. Но подвиг каждого человека не меркнет с течением времени — напротив, чем дальше от нас грозные военные годы, тем глубже мы осознаем его величие.    В жизни это был очень скромный, с богатой внутренней культурой, немногословный, тактичный человек. Но ведь именно их, летчиков боевых самолетов ИЛ-2, немцы из страха прозвали «черной смертью», а свои гордо величали «воздушными танками».                    

Мирная жизнь

Гумер Миннибаев после окончания войны получил два высших образования: экономическое и геологическое. Одно время преподавал экономику в вузе, на предприятиях. Забегая немного вперед, отметим, что завершил он свою трудовую деятельность  в должности заместителя начальника отдела труда и зарплаты на Геленджикском научном предприятии «Южморгеология».

Интересна история о том, как семья Миннибаевых оказалась в Геленджике. Гумер Хазинурович был в этих краях на экскурсии. Она состояла в основном из обзора города и его окрестностей. Заинтересовавшись, бывший летчик, будучи человеком основательного характера, постарался выяснить о Геленджике как можно больше, узнал его сильные и слабые стороны, выяснил и состав градообразующих предприятий. Побывал и в «Южморгеологии», где герою-летчику предложили место. Ему настолько понравилось увиденное, что он решил переехать сюда жить.

По возвращении в Казахстан обо всем рассказал супруге. Кифая Нибиевна поначалу была категорически против переезда, так как это случалось с их семьей уже не раз (этот переезд должен был стать седьмым).

— Но наш дедушка по натуре был таким непоседливым и все время ищущим свежие впечатления и новые места, — поделился своими воспоминаниями внук Артур Ратмирович. — И он забрал свою спутницу жизни и привез на отдых в Геленджик, чтобы она смогла своими глазами увидеть город, который он так полюбил. В конечном итоге он смог ее уговорить! Бабушка решила, что раз они уже столько раз меняли место жительства, то это курортное местечко как нельзя лучше подойдет им для проживания в пожилом возрасте. Но, кстати, с начала 90-х годов дедушка стал всерьез задумываться над очередным переездом. На этот раз столица его уже не манила.   Таким образом, супруги переехали в наш город-курорт в 1974 году. Кифая Нибиевна работала в комбинате бытового обслуживания бухгалтером. Даже уйдя на пенсию, Гумер Миннибаев с неуемной энергией продолжал заниматься общественной работой, встречался со школьниками, рабочими, ветеранами города, рассказывал им, какой огромной ценой добывалась победа над фашистами. Очень любил возиться со своими внуками, их у супругов было пятеро.

 Гумера Хазинуровича постоянно приглашали на всевозможные собрания, мероприятия, парады, встречи. Приглашали дедушку в свои классы и Артур, Дмитрий и Максим Миннибаевы, его внуки. И не единожды. И каждый раз их одноклассники с огромным интересом слушали рассказы Героя Советского Союза.  Артур и его двоюродный брат-погодка Максим почти все свои дни проводили с дедушкой и бабушкой на даче. Та дача располагалась рядом с селом Возрождение в садоводческом товариществе «Пищевик». Каждодневные поездки на дачу превратились для детей в ожидаемый с нетерпением ритуал, когда их дни наполнялись интересным общением, узнаванием нового. «Дедушка всегда для нас,- вспоминает Артур,- оставался добрым, близким и любимым человеком. Он был очень скромным, свои награды надевал только по праздникам. Не вдаваясь в подробности, просто объяснял нам, что разбил вражеский эшелон — железнодорожный состав. Он делал то, что был обязан. За это Родина его и почтила».

Но какие из рассказанных им историй или моментов поразили внуков более всего? Конечно, это была  история о том, как он решил быть летчиком. Он ведь принял это ответственное решение в 16-летнем возрасте. Сегодняшние мальчишки задаются совсем другими вопросами и решают гораздо менее значимые проблемы. Дедушка не говорил о романтике — его прельщала не она. Его манило само небо, его бездонная голубая даль. Хотя он вполне явно отдавал себе отчет о высокой степени риска этой профессии. И впоследствии сложилось впечатление, что сама судьба благоволила исполнить его желание. И вроде летчиком он стал неплохим…

С огромным уважением и беспредельной любовью рассказывает о своем свекре и невестка Татьяна Яковлевна Миннибаева:

— Это был удивительно честный, несгибаемо принципиальный человек, — вспоминает она, — истинный глава семейства. Детей своих, а затем и внуков, воспитывал в духе патриотизма, справедливости, уважения к старшему поколению. До самого последнего дня жизни убежденный коммунист верил в победу коммунистической партии.

 Особо хотелось бы отметить теплоту отношений между супругами. Гумер Хазинурович очень трепетно относился к Кифае Набиевне. Она стала его боевой подругой, опорой, помощницей и единомышленницей на долгие счастливые годы. Вместе супруги прожили более полувека — 53 года. С их семейного союза брали пример соседи и знакомые в тех городах, где они жили.

Имени героя

В родном селе Гумера Миннибаева — Урзайбаш Буздякского района Башкирии — в его честь были названы пионерская дружина и школа. Приезжая туда в середине восьмидесятых годов, летчик-штурмовик принимал школьников в пионеры и повязывал им галстуки. Я узнала, что в городе Уфа в его честь названа улица города.

В Геленджике, уже своего героя,  Героя Советского Союза также очень чтят. В ходе своего исследования я узнала, что   2015 году школа № 9 села Адербиевка получила почётное право носить  имя летчика Г.Х. Миннибаева и с гордостью несёт эту честь. В стенах нашей школы организован уголок, посвященный подвигам героя. Учащиеся школы регулярно встречаются с родственниками героя: его сын Радмир Гумерович сейчас проживает в селе Дивноморское Геленджикского района, а дочь Тамара Гумеровна живет в самом городе Геленджик.  Мы нашли и Дмитрия- внука Гумера Миннибаева. Вот он пошёл путём своего деда и окончил Петербургское военно-инженерное училище. И хотя он живёт в Сочи, но, когда бывает в наших краях, всегда приезжает в Адербиевку. Они частые гости нашей школы и с большой радостью рассказывают ребятам о своём отце и деде. Общаяясь с Радмиром Гумеровичем я узнала, что что в начале войны   штурмовики Ил-2 были одноместные, а это значит, что пилоту приходилось одновременно вести и бой и боевую машину. Конечно делать это было крайне сложно, особенно в условиях войны. Поэтому лётчики лично  обращались  к И.В. Сталину с просьбой переоборудовать машину под два посадочных места.  Их просьба была удовлетворена, правда это делало машину более тяжёлой. В результате было принято решение уменьшить количество груза на борту, зато снизило гибель пилотов. И это правильно, ведь опытных пилотов в то время было очень мало. А ещё я спросила:  « Было  ли страшно Гумеру Хазимуровичу идти в первый бой?» И он ответил: « Конечно было страшно. И не только в первый, но и во все остальные полёты чувство страха сопровождало его. Просто некогда было об этом думать. Особенно на войне, особенно в бою». Да, истина права: героями не рождаются, ими становятся. И Гумер Миннибаев ещё раз доказал это личным примером.